May. 26th, 2014

toyahara_k: (Мы Dali дали)
Кошмар любителя сала

Ты съел моего дядю, и пустил мою любимую бабушку на отбивные? Берегись, Петренко!
toyahara_k: (Hi Jack!)
Эпиталама богомола: песня любви, от которой сносит голову.
toyahara_k: (Оба-два)
Бойцы Донецкой Народной Армии крышуют аэропорт имени знаменитого композитора

Бонус, если кто не слышал: "Монтекки и Капулетти" Прокофьева.

Завораживает!

toyahara_k: (Оба-два)
Tom Clark
theguardian.com, Monday 26 May 2014 16.00 BST
Jump to comments (57)

A brass band plays outside Rotherham town hall
A brass band at Rotherham town hall. According to Matthew Goodwin, Ukip appeals to 'struggling, blue-collar and left-behind voters', who are heavily concentrated in towns such as Rotherham. Photograph: Don Mcphee for the Guardian

The function of experts on big news days is very often to calm journalists down, by drawing on long memories to put things in a bit of perspective.

But after the Euro-elections, even the most hardened number-crunchers are disinclined to dismiss the Ukip insurgency as a flash in the pan which will be forgotten by next year's general election. Professor John Curtice of Strathclyde, who has been at the pinnacle of British psephology for a third of a century, says that the old parties can "whistle in the wind if they want to", but the reality is that they are now up against "a completely different phenomenon" from protest votes of the past.

Outside of the distinctive ecology of Scotland (where Ukip climbed by just five percentage points on 2009), and Britain's "other country" in London (Ukip up five percentage points), the surge that took Nigel Farage to the top of the poll was fairly uniform across the regions, in low-to-mid double digits everywhere. The range of the Ukip rise varied from 10 points in the West Midlands up to a maximum of 16 points in the neighbouring East Midlands region, with everywhere else in the north and the south somewhere between the two. This increase took the party's total share of the poll to a winning 27%.

Разгром по английски )
toyahara_k: (Lion)

Ты обязан делать вещи, которые, как ты полагаешь, ты не можешь делать.
toyahara_k: (ban me)
Я - хамская жирная харя :(((











Пост не про бульдожку, а про меня. Но под конец котёнок бульдожке, как видите, всё же сказал: "мы одного цвета, ты и я"©. Ну совсем как Маугли.
toyahara_k: (Lion)

Скажу несколько слов о тебе, Гийоме. Не бойся, я не стану вгонять тебя в краску, громко превознося твою отвагу и мастерство. Не ради этого хочу я рассказать о самом поразительном твоем приключении.

Есть такое человеческое качество, для него еще не придумано название. Быть может, серьезность? Нет, и это неверно. Ведь с ним уживаются и улыбка, и веселый нрав. Оно присуще плотнику: как равный становится он лицом к лицу с куском дерева, ощупывает его, измеряет и, чуждый пустой самонадеянности, приступает к работе во всеоружии своих сил и уменья.

Однажды я прочел восторженный рассказ о твоем приключении, Гийоме, и давно хочу свести счеты с этим кривым зеркалом. Тебя изобразили каким-то дерзким, языкатым мальчишкой, как будто мужество состоит в том, чтобы в час грозной опасности или перед лицом смерти унизиться до зубоскальства! Они не знали тебя, Гийоме. Тебе вовсе незачем перед боем поднимать противника на смех. Когда надвигается буря, ты говоришь: "Будет буря". Ты видишь, что тебе предстоит, и готовишься к встрече.

Я хорошо помню, как это было, Гийоме, и я свидетельствую.

Зимой ты ушел в рейс через Анды- и исчез, пятьдесят часов от тебя не было никаких вестей. Я как раз вернулся из глубины Патагонии и присоединился в Мендосе к летчику Деле. Пять дней кряду мы кружили над горами, пытаясь отыскать в этом хаосе хоть какой-то след, но безуспешно. Что тут могли сделать два самолета! Казалось, и сотне эскадрилий за сто лет не обшарить все это неоглядное нагромождение гор, где многие вершины уходят ввысь на семь тысяч метров. Мы потеряли всякую надежду. Даже местные контрабандисты, головорезы, которые в долине ради пяти франков идут на любой риск и преступление, и те не решились вести спасательные отряды на штурм этих твердынь. "Нам своя шкура дороже,- говорили они.- Зимой Анды человека живым не выпустят". Когда мы с Деле возвращались в Сантьяго, чилийские должностные лица всякий раз советовали нам отказаться от поисков. "Сейчас зима. Если даже ваш товарищ и не разбился насмерть, до утра он не дожил. Ночь в горах пережить нельзя, она превращает человека в кусок льда". А потом я снова пробирался среди отвесных стен и гигантских столпов Анд, и мне казалось - я уже не ищу тебя, а в безмолвии снежного собора читаю над тобой последнюю молитву.

А на седьмой день я между вылетами завтракал в одном мендосском ресторане, и вдруг кто-то распахнул дверь и крикнул всего лишь два слова: - Гийоме жив!

И все, кто там был, даже незнакомые, на радостях обнялись.

Через десять минут я уже поднялся в воздух, прихватив с собою двух механиков - Лефевра и Абри. А еще через сорок минут приземлился на дороге, шестым чувством угадав машину, увозившую тебя куда-то к Сан-Рафаэлю. Это была счастливая встреча, мы все плакали, мы душили тебя в объятиях - ты жив, ты воскрес, ты сам сотворил это чудо! Вот тогда ты сказал - и эти первые твои слова были полны великолепной человеческой гордости:

- Ей-богу, я такое сумел, что ни одной скотине не под силу.


Profile

toyahara_k: (Default)
toyahara_k

August 2014

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios